В 2008 году у Сибири есть реальная опасность утонуть в инвестиционных проектах

В 2008 году у Сибири есть реальная опасность утонуть в инвестиционных проектах. Чтобы этого не случилось, у страны должна появиться единая стратегия развития.

Ощущения бурного развития сибирских территорий, новой волны индустриализации федерального округа, ожидаемого экономического развития сибирских регионов в наступившем 2008 году должны смениться здоровым скепсисом. Ведь, как известно, любую, даже самую великолепную идею можно довести до абсурда, если вовремя не остановиться. Последние годы были временем увлечения ростом инвестиций и мегапроектами. Но к реализации крупных индустриальных проектов, практически все из которых были придуманы еще в советское время, нужно добавить производства по глубокой переработке сырья.

Отсутствие кадров — одна из главных проблем в развитии новой, несырьевой экономики. Нет достаточного количества как управленцев, так и рабочих. Другая трудность — отсутствие взаимодействия между регионами в инвестиционном процессе. Конкуренция за деньги, выделяемые из Инвестфонда, за средства, заложенные в федеральных целевых программах, стимулировала активность региональных чиновников, изменила их мировоззрение и научила работать над привлечением частных инвесторов. Но объемы инвестиций из бюджета на развитие проектов должны определяться не «вхожестью» того или иного губернатора в министерские кабинеты и не лоббистскими возможностями. Сможет ли правительство теперь из вала долгосрочных стратегий развития и трехлетних бюджетов, которые пишут и принимают все местные администрации, создать единую Стратегию, задать вектор вложений средств и устранить ненужную конкуренцию между регионами? Сегодня это главный вопрос, ответ на который необходимо найти как можно быстрее.
Региональные старты

В новом году мы опять начинаем жить по плану. С 1 января в силу вступил закон «О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов». Трехлетние бюджеты всех уровней были сверстаны еще во второй половине прошлого года. Всю работу и федеральный центр, и территории провели достаточно оперативно, особенно если учесть, насколько серьезная стояла перед ними задача. В буквальном смысле этого слова приходилось изобретать велосипед. Ведь опыт верстки пятилетних планов, существовавший в СССР, уже утерян. За долгое время политической и экономической неразберихи в стране сформировалась привычка жить по годовым планам, которые при этом не всегда принимались своевременно. В 2007 году каждая территория, вплоть до муниципальных образований, должна была не только поделить имеющиеся доходы, но и придумать способы их увеличения (желательно в обозримом будущем). Создать своеобразный финансовый имидж для потенциальных инвесторов, придумать интересные бизнесу проекты и непременно, в качестве гарантии будущих вложений, предусмотреть собственное участие. Итогом такой работы должен был стать бюджет развития территории.

На федеральном уровне подобная задача решилась достаточно просто. Есть постоянные доходы от нефти и газа, внушительный Стабилизационный фонд, а соответственно, есть и право выбора проектов, возможность более жестко диктовать условия бизнесу по развитию тех или иных проектов. Единственным сдерживающим фактором выступала только инфляция. И потому на государственном уровне было принято решение часть нефтегазовых доходов направлять в иностранные ценные бумаги высокой надежности (Резервный фонд), а часть тратить на портфельные инвестиции отечественных компаний (Фонд национального благосостояния). Нефтегазовый трансферт (еще одно федеральное новшество 2008 года) — часть нефтегазовых доходов, которая закреплена в процентах от объема ВВП и направляется на расходы бюджета.

На уровне регионов и уж тем более муниципальных образований ситуация совершенно иная. Большинству авторов бюджета развития требовалось в кратчайшие сроки решить сложнейшую задачу. При минимуме расходов получить максимально привлекательный для бизнеса и приемлемый для вышестоящей власти баланс скудных доходов и щедрых расходов. Подавляющее большинство бюджетов, как известно, дефицитны. Предложить инвестору сотрудничество на паритетных началах не представляется возможным, потому необходимо было найти наименее затратные и максимально привлекательные проекты или поддержать доступными средствами уже имеющиеся инициативы от бизнеса. В общем, пришлось пофантазировать и покопаться в поисках идей в истории родного края.

«Если проанализировать всю совокупность заявленных и уже реализуемых инвестиционных проектов, то рыночная экономика ничего нового в развитие Сибири не привнесла, — говорит по этому поводу директор Института экономики и организации промышленного производства СО РАН академик Валерий Кулешов. — Все они так или иначе уже прорабатывались в 1980−х годах. За пределами разумения, к сожалению, по-прежнему осталась глубокая переработка. Нет серьезных проектов в целлюлозно-бумажной промышленности, в газо— и нефтехимическом комплексе. Разве что цветная металлургия выделяется на этом фоне».

Эксперты все так же связывают инвестиционную привлекательность Сибири с ее сырьевыми ресурсами. То есть качественного перелома бюджеты развития пока не внесли.

Трехлетние бюджеты, программы регионального развития изначально были заданы как предмет для соревнования, как необходимость обогнать соседа и тем самым оказаться более конкурентоспособным. Среди субъектов Сибирского федерального округа по объему привлекаемых инвестиций лидируют Кемеровская область и Красноярский край — два богатых сырьевыми ресурсами региона. В 2008 году в Красноярском крае получат первую нефть с Ванкорского месторождения и будут добывать ее в течение 30 лет. Предполагается, что это позволит в два раза увеличить поступления в региональный бюджет. В Кемеровской области, начиная с 2008 года, будет введено девять новых шахт и семь разрезов. Кроме того, к 2010 году в регионе заработают восемь углеобогатительных фабрик.
Проблемы с человеческим лицом

В любом случае шквал инвестиционных проектов, с которыми вступила в новый год Сибирь, не может не поражать воображение. Однако количество не всегда может дать необходимый качественный рост. По мнению Валерия Кулешова, каждый из заявленных на территории Сибири крупных инвестиционных проектов потребует гораздо больше сил, времени и денег, чем предполагается сегодня. «Потеря компетенции — один из главных барьеров на пути реализации проектов. В экономике не осталось специалистов, которые могли бы грамотно провести расчеты, определить сроки, необходимый объем финансирования и материалов, рабочих рук, — рассуждает он. — В результате ВСТО мы не сдадим в конце 2008 года, как предполагалось изначально. В лучшем случае — в 2010−м. Аналогично будет складываться судьба других проектов. Я думаю, что их продолжительность, реализация и сроки окупаемости будут существенно выше обозначенных. У нас передозировка гигантскими планами и столь же гигантский дефицит знаний, навыков, людей». В 2008 году мы уже сможем это реально ощутить.

Что сегодня еще обращает на себя внимание? Разрозненность проектов, причиной которой стала прежде всего конкурентная борьба регионов. Сегодня редки случаи, когда опыт одной территории изучался бы с целью межрегиональной интеграции. Партнерство двух аэропортов — томского Богашево и новосибирского Толмачево — скорее исключение. В большинстве же своем субъекты федерации стремятся привить положительный опыт соседей на своей территории. В этом плане очень показательна история с программами инновационного развития. Но возможно ли нормальное функционирование на сибирской земле более десятка Силиконовых долин одновременно? Может быть, уместнее под началом Томска создать инновационный кластер, в котором каждый из регионов нашел бы собственное «я» и собственный источник доходов от научных разработок? Иначе при таком обилии проектов мы рискуем просто распылить свои силы. Пока каждый регион старается привлечь как можно больше средств из федерального бюджета и как можно больше частных инвесторов. Специализация каждого региона, с образованием межрегионального кластера, объединила бы усилия территорий по развитию того или иного направления. Кстати, подобная идея в Сибири уже обсуждалась. И не один раз. Например, речь шла об аграрной специализации регионов, которая предполагала развитие направлений, соответствующих природно-климатическим условиям территорий. Результатом такой работы мог стать эффективный аграрный кластер. Но начинание замерло на уровне проекта и перспектив его развития пока не наблюдается. В других отраслях и вовсе не возникало подобных разговоров. Хотя создать карту таких кластеров можно, только имея представление о том, что и где нужно развивать, зная, куда будет двигаться экономика всей страны, а это дело для федерального центра. Создание такой стратегии и повышение эффективности региональной политики — вот главные задачи на 2008 год.

Ольга Шадрина, «Эксперт Сибирь» №1-2(191), (14 января 2008)

Добавлено 15.01.2008; просмотров: 1680


Новые обзоры и публикации раздела Интересные статьи: бизнес, право, налоги, бухгалтерия

Фото Тема Дата Просмотров
Как получить госзаказ: тест-драйв с предпринимателем 21.06.2016 6768
Роснефть может заняться добычей газогидратов 19.06.2013 860
По мнению заместителя главы Минэкономразвития текущий год для России станет годом перемен в лучшую сторону 11.02.2013 789
Рекордное увеличение объемов мировой торговли будет недолгим 15.08.2012 1055
C начала года сохраняется профицит федерального бюджета 15.08.2012 888
Цена для Белоруссии за газ в I квартале 2012 года составила $164 28.11.2011 985
Медведев: ВТО не навредит отечественным производителям 28.11.2011 1060
Промсвязьбанк 15.11.2011 1161
Альфа-Банк 15.11.2011 2091
Банк Уралсиб 15.11.2011 1096


Вверх страницы