Импортозамещение в нефтегазовом секторе как национальная идея

Санкции против России в нефтегазовом секторе сделали импортозамещение национальной идеей и заставили государство вспомнить о намерениях создать единого игрока на этом рынке. Сейчас рассматривается три варианта формирования крупной нефтесервисной госкомпании: на базе УВЗ, "Роснефтегаза" и "Росгеологии". Но участники рынка опасаются монополии, которая может возникнуть при реализации любого из них.
 
После введения в сентябре санкций в отношении России, которыми Запад ограничил использование иностранных услуг и технологий в добыче, импортозамещение стало основной национальной идеей. Очередной запрет коснулся поставок технологий и услуг для глубоководных, морских арктических и сланцевых проектов в РФ или российских водах, если они имеют потенциал добычи нефти. Через пару недель после введения санкций Минпромторг сообщил о возможности создания в России единого нефтесервисного игрока. В рамках этого ряд компаний, занимающихся нефтегазовым машиностроением, подписал меморандум о создании совместного предприятия "Национальная инжиниринговая сервисная компания" (НИСК).
 
Глава Минпромторга Денис Мантуров тогда отмечал, что в связи с тем, что с российского рынка уходят зарубежные сервисные компании и производители нефтегазового оборудования, импортозамещение надо обеспечить ускоренными темпами. По его оценке, потенциальный объем рынка превышает 200 млрд руб., а выход с него иностранных компаний позволит полностью загрузить мощности российских предприятий, которые пока используются на 70%. К 2020 году в правительстве рассчитывают поднять уровень импортозамещения в нефтесервисе до 60-80%. К нефтесервисным услугам относятся: бурение скважин (эксплуатационных и разведочных), их текущий и капитальный ремонт, сейсмические исследования и геофизические работы, строительство инфраструктуры, применение методов повышения нефтеотдачи пластов и интенсификация добычи, транспортные услуги, обслуживание и ремонт нефтепромыслового оборудования.
 
Предполагается, что новый игрок будет создан на базе Уралвагонзавода (УВЗ). По словам заместителя гендиректора компании Андрея Шленского, в СП примут участие Юргинский машиностроительный завод (горношахтное и нефтегазовое оборудование), "УВЗ-Нефтегазсервис" (производственно-сервисные услуги), входящий в "Римеру" "Ижнефтемаш" (нефтегазовое оборудование, сервис), "Объединенные машиностроительные заводы", которые производят буровые и энергетические установки, и ряд других российских компаний. Какая схема участия частных компаний в общей структуре будет применена, пока не решено.
 
На рынке отмечают, что отрасль заинтересована прежде всего в новых финансовых инструментах и господдержке как в виде льготных кредитов и финансирования, так и через налаживание взаимодействия с нефтедобывающим сектором. В Минмпромторге говорили, что в ближайшее время будет сформирована рабочая группа, которая подготовит "дорожную карту" снижения зависимости российского ТЭКа от импорта оборудования, технологий и комплектующих. При этом понятно, что СП будет полностью регулироваться и поддерживаться государством, так как без его активной помощи работать оно не сможет.
 
Частным компаниям может быть рекомендовано сотрудничать именно с ним, а государственным — поручено в обязательном порядке, отмечают в секторе. В УВЗ также считают, что государство должно оказать директивное воздействие на недропользователей, чтобы те снизили закупки импортного оборудования, если существуют его российские аналоги. Также правительство должно обеспечить заключение контрактов с производителями оборудования, вошедшими в состав НИСК.
 
Однако на рынке опасаются того, что создание подобной структуры не решит проблемы, хоть и поможет более равномерному распределению заказов среди российских подрядчиков и производителей. Эксперты называют самой эффективной формой объединение компаний в ассоциацию, без передачи долей из каждого участника в "общий котел".
 
Идея создания крупного национального игрока обсуждалась в правительстве давно и в разных формах. Еще в январе 2012 года губернатор Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) Наталья Комарова предложила Владимиру Путину, занимавшему тогда должность премьер-министра, создать единую государственную нефтесервисную корпорацию. Объединить активы предполагалось на базе "Роснефти", "Газпрома" или "Роснефтегаза". И в первую очередь речь шла о нефтесервисных предприятиях, уже принадлежащих госкомпаниям. Владимир Путин поручил проработать этот вопрос тогдашнему вице-премьеру по ТЭКу Игорю Сечину и Минэнерго.
 
В качестве основных аргументов Наталья Комарова приводила сложное положение принадлежащих госкомпаниям структур, которые хоть и являются независимыми формально, вынуждены работать на невыгодных условиях. Например, ТНК-ВР и "Роснефть" в договорах устанавливали сроки оплаты выполненных работ от 60 до 90 дней после их завершения, что позволяет компаниям безвозмездно пользоваться чужими деньгами в своих интересах. Тогда госпожа Комарова разделяла четыре типа нефтесервисов: находящиеся непосредственно в структуре нефтекомпании (как у "Сургутнефтегаза"), независимые и международные ("Геотек", Weatherford), а также выделенные в самостоятельные компании, но принадлежащие нефтяникам. Именно о последней категории и шла речь. Тогда доля их заказов в затратах нефтекомпаний составляла около 10% и роста стоимости услуг не наблюдалось. При этом ключевой особенностью нефтесервиса всегда была высокая доля постоянных затрат, поэтому падение объемов предоставляемых услуг, невысокая загрузка нового оборудования критически сказываются на окупаемости проектов.
 
Но у Минэнерго была другая позиция. Оно предлагало консолидировать геофизические активы на базе "Роснефтегаза". Участники рынка тогда говорили, что создавать единого государственного игрока нереально и невыгодно, так как это просто приведет к монополизации рынка, что поставит под вопрос рентабельность многих проектов. При этом обсуждение совпало с активной стадией продажи нефтекомпаниями своих сервисных активов: "Роснефть" готовилась избавиться от "РН-Сервиса", "Газпром нефть" только завершила сделку по продаже Сервисной буровой компании и "КРС-Сервиса". В процессе продажи сервисных подразделений находилась и "Славнефть".
 
Однако несмотря на скепсис рынка, Игорь Сечин в начале февраля неожиданно поддержал идею консолидировать нефтесервисные профильные активы на базе "Роснефти" или "Роснефтегаза". Он поручил "Роснефти", "Зарубежнефти" и "Газпрому" подготовить стратегию развития сервисных блоков, согласовать ее с Минэнерго и рассмотреть на совете директоров. Господин Сечин также согласился с тем, что невыгодные тендерные условия заказчиков не позволяют нефтесервисным организациям эффективно функционировать и развиваться. При этом он отмечал высокую долю присутствия на рынке иностранных участников (около 40%) и их активность. Например, Weatherford пытался купить один из сервисных активов "Газпром нефти" — "Газпромнефть-Ноябрьскнефтегазгеофизика". Но сделка не получила одобрения правительственной комиссии, так как, согласно позиции ФСБ, в случае ее реализации возникла бы угроза обороне страны и безопасности государства.
 
Также основными проблемами отрасли Игорь Сечин называл демпинговые цены, устанавливаемые крупными конкурентами, ограничения бюджетного законодательства, не позволяющие государству оперативно инвестировать в развитие отдельных геофизических компаний. Он был уверен в экономической целесообразности развития данного сектора внутри нефтяного холдинга. Однако эксперты продолжали утверждать, что нефтегазосервисный рынок является высококонкурентным, поэтому вхождение в него госструктуры, которая наверняка захочет претендовать на монопольный статус, нежелательно. Тем более что по технологическому уровню государственные активы вряд ли можно сравнить с ведущими иностранными и частными. Единственным вариантом эксперты считали возможность создания такого холдинга для работы на шельфе.
 
Но процесс был запущен, и уже к июню начался сбор профильных активов для создания крупного холдинга в сфере ТЭКа. Минэкономики, Минэнерго и Росимущество согласовали список геологоразведочных и нефтесервисных предприятий, которые войдут в "Роснефтегаз". Речь шла о долях в 15 компаниях. В новом холдинге предполагалось собрать прежде всего компании, имеющие опыт работы на шельфе, чтобы не пускать на него иностранцев. Однако уже тогда возникали сомнения в том, что при освоении шельфа можно будет обойтись без западных технологий.
 
При этом идею создания государственного нефтесервисного игрока Игорь Сечин, занявший к тому моменту пост главы "Роснефти", несколько переиначил и открыто обсуждал передачу "Роснефтегазу" крупных государственных активов из других областей ТЭКа. Речь шла о пяти-семи компаниях. Неофициально среди них называли "Транснефть" и "Зарубежнефть", в энергетике — Федеральная сетевая компания и Холдинг МРСК. Но в итоге ни первоначальная идея, ни предложения Игоря Сечина не были реализованы. И теперь, спустя два года, государство вновь вернулось к их обсуждению, дополнив новыми вариантами — корпорацией на базе УВЗ или "Росгеологии". За это время доля иностранных производителей на российском рынке нефтегазового оборудования выросла, по оценкам Минпромторга, до 60%, а с учетом "скрытого" импорта — до 80%.
 
Но и сейчас остается много сомнений в том, что идея, обсуждаемая столько лет, будет реализована даже в связи с санкциями. До конца октября Минэнерго должно представить свои предложения, касающиеся поддержки нефтесервисной отрасли России. Но, как отмечал заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов, идея госкорпорации пока предметно не рассматривается. Государство должно определить, сколько и во что вкладывать в нефтесервисном секторе. По данным Минэнерго, необходимо будет заместить примерно 45-65 позиций нефтесервисного оборудования. Приоритетами являются тяжелые буровые установки, горизонтальное бурение и геонавигация. "Государство является системным инвестором со своими институтами развития. Для того чтобы много получать, надо много вкладывать. Нам нужно заместить высокотехнологичные процессы в добыче, а это всего 20% нефтесервисных услуг",— отмечал господин Молодцов.
 
В министерстве рассчитывают, что российские компании смогут заменить иностранное нефтегазовое оборудование на отечественное в ближайшие три-четыре года в рамках программы импортозамещения. Окончательное решение о том, будет ли формироваться госкомпания, должно быть принято до конца года. Но уже сейчас очевидно, что лобби против нее довольно сильное. Так, несмотря на предложения отдельных министерств, вице-премьер Аркадий Дворкович сообщил в конце сентября, что правительство не поддерживает идею создания государственной национальной нефтесервисной компании. "Нет никакой необходимости тратить время и ресурсы на то, чтобы создать что-то дополнительно",— считает он. Против выступил и ЛУКОЙЛ, опасающийся, что монополия новой структуры разрушит рынок. Глава и совладелец компании Вагит Алекперов отметил: "За 20 лет мы создали рынок нефтесервисных услуг и рассчитываем на присутствие значительного количества сервисных компаний на этом рынке". Он заявил: "Создание национальной компании для нас неприемлемо".
 
В ЛУКОЙЛе отмечают, что возможен риск монополизации не только отдельных видов работ и технологий, но и целых сегментов нефтесервиса. "Поэтому для противодействия монополизации рынка, в том числе и иностранными компаниями, необходимо совершенствование правовой базы и практики применения рыночных механизмов, регулирования и привлечения отечественных и зарубежных поставщиков высокотехнологичных услуг", — сказал "Ъ" начальник департамента обеспечения добычи нефти и газа ЛУКОЙЛа Азат Хабибуллин. По его словам, ослабление конкуренции приводит к падению технологичности нефтесервисных услуг и всего ТЭК. К тому же, говорит он, ожидается падение темпов роста добычи в России из-за выработки старых месторождений. Так что уже сейчас необходимо масштабное применение передовых технологий, а это невозможно будет сделать из-за организационных проблем при формировании национальной нефтесервисной компании. К тому же, отмечает господин Хабибуллин, не существует юридического решения вопроса интеграции существующих бизнесов в единую компанию с консолидацией компаний различных форм собственности. В конечном итоге, отмечают в ЛУКОЙЛе, создание национальной нефтесервисной компании не может быть адекватным ответом на санкции со стороны США и ЕС, поскольку такая компания сама может стать мишенью для санкций.
 
Причем не только компании борются против создания нефтесервисной госкорпорации, но и ее сторонники — между собой. Так, Игорь Сечин, поддерживающий вариант формирования единого оператора на базе подконтрольного ему "Роснефтегаза", считает неправильным передачу активов "Росгеологии", как предлагает Минприроды. По его мнению, создание компании на базе "Росгеологии" не решит проблему дефицита нефтесервисных услуг, особенно в отсутствие источника финансирования (он оценил необходимые инвестиции в 40 млрд руб.). Такое противостояние не добавляет идее шансов быть реализованной. При этом на рынке уверены, что государству следует не обсуждать, куда переложить нефтесервисные активы, а начать реальную работу и оценку того, какие шаги предпринять в первую очередь, чтобы не остановилась разработка крупных и стратегических месторождений.

Раздел Нефтегазовое и буровое оборудование, Нефтепродукты, ГСМ

Добавлено 23.10.2014; просмотров: 1676

Источник Коммерсант

Упомянутые предприятия

Фото Название предприятия Регион / Отрасли
Уралвагонзавод, ОАО
Свердловская область
Подвижной и тяговый состав
Спецтехника
Прочий транспорт и техника, услуги
Роснефть, НК, ОАО
Москва и Московская область
Нефтепродукты, ГСМ
ЛУКойл, ОАО
Москва и Московская область
Нефтепродукты, ГСМ

Другие новости по теме Нефтегазовое и буровое оборудование:

Перейти на главную страницу промышленных новостей и публикаций

Вверх страницы